Детективы, которые ищут улики в шрифтах

Дизайнер шрифта Calibri Томас Финни и опытный специалист типографского дела Аллан Хейли, который в течение 15 лет был руководителем направления слов и букв в Monotype, стали детективами, которые помогают определять подлинность документов в суде с помощью анализа символов. Финни и Хейли рассказали истории своих дел изданию Wired. Пока на карту будут поставлены деньги, власть или политическая выгода, детективы по шрифтам будут нужны. Оригинальная статья вышла в Wired, русский текст — бюро переводов и консульской легализации ONE.

Томас Финни, дизайнер шрифта Calibri
Томас Финни, дизайнер шрифта Calibri

Как связана коррупция в международной политике с типом шрифта? Как правило, никак, но бывшего премьер-министра Пакистана это уже вряд ли утешит. Когда в начале этого года Наваз Шариф и его семьи стали объектом пристального внимания Панамских газет, неоспоримым доказательством разоблачения и вины фигурантов по делу оказался именно шрифт. Дочь премьер-министра Марьям Шариф представила некий оправдательный документ, набранный шрифтом Microsoft - Calibri. Как оказалось, этот шрифт был выпущен для общего пользования только через год после указанной в документе даты его составления и подписания.

Разгоревшийся скандал получил называние Fontgate. В то время, как сторонники Шарифа вели настоящую войну по поводу записи о Calibri в Википедии, дизайнер этого шрифта Томас Финни тихо добавил несколько уроков по его истории на сервисе Quora и очутился в водовороте мировых политических событий. Финни пояснил, что, поскольку Calibri используется уже несколько лет, люди забыли, что это относительно новый шрифт. Данное заявление сделало Calibri по-настоящему горячей темой в сфере поддельных документов, поскольку изготовители подделок не понимают недостаток данного шрифта Microsoft Word, который по умолчанию будет выдавать себя.

Это было не первое сражение на тему подделок для Томаса Финни. Он называет себя шрифт-детективом - экспертом, способным помочь определить подлинность документов в судебных и уголовных делах путем анализа используемых букв, а иногда и способов их проявления на бумаге. Финни дает каждому своему делу название в стиле Шерлока Холмса: «Подлый развод», «Головоломка квотербэка» и «Президентский заговор».

Выявление мошенничества посредством шрифтов звучит и выглядит не так сексуально, как расследование подделок произведений искусства. Часто оно заключается в утомительных измерениях цифровыми штангенциркулями, исследованиях под лупами и микроскопами, использовании диаграмм, которые отображают незначительные различия между двумя версиями начертания Times Roman, или в доказательстве того, что конкретная модель офисного принтера не существовала на дату печати документа.

Тем не менее, такие измерения могут стоить миллионы и приносить доход тем нескольким экспертам (может быть, дюжине профессионалов), которые занимаются шрифт-детективными историями. Так, Томас Финни сделал экспертное заявление в прошлом месяце в рамках судебного процесса против Джастина Тимберлейка, will.i.am, их лейблов и других. Судебное дело касается сэмпла, использованного в Damn Girl Тимберлейка (2006 год). И его исход может зависеть от размера и четкости шрифта на обложке CD Тимберлейка. (Как такое возможно? Читайте далее.)

Финни не сразу стал детективом по шрифтам. На протяжении десятилетий до этого он занимался сложной и кропотливой работой по дизайну шрифтов. А для создания нескольких сотен тысяч различных символов, необходимых современным пользователям, требуется наличие эстетического вкуса, навыков и огромного терпения. Томас Финни также является прирожденным рассказчиком: его отличает профессорский стиль повествования и манера рассказывать, плавно переходя от одной интересной истории к следующей. Он был частью команды Adobe по дизайну шрифтов в 1999 году, когда некий юрист разослал электронные письма в поисках эксперта по шрифтам, способного помочь определить действительность завещания. «Я был единственным, кто проявил интерес», - говорит Финни. В результате, помимо расхождений в шрифтах, эксперт установил, что документ, датированный 1983 годом, был напечатан на струйном принтере высокого разрешения Deskjet, который был выпущен только в 1988 году.

Это дело зацепило Томаса Финни, поэтому он продолжает отзываться на подобные адвокатские запросы, выставляя огромные счета за свои услуги. Финни отмечает, что примерно половина случаев, по которым он дает свое экспертное заключение, и особенно те, на которые уходит больше всего времени и денег, связаны с размером текста. «Самый распространенный случай: есть какой-то юридический документ, текст которого согласно законодательству должен быть определенного размера», - говорит он.

Такие детали могут казаться незначительными. Тем не менее, как свидетельствуют названия дел Финни, эти шрифтовые ошибки могут свергать правительства, увольнять ведущих новостей, лишать раввинов санов и решать судьбу миллионов долларов в судебных процессах.

«Развитие типографского дизайна и дизайна шрифтов стало следствием их подделок, так  же как то, что проектировал Гутенберг, возникло в результате работы писарей», - говорит опытный специалист типографского дела Аллан Хейли, который в течение 15 лет был руководителем направления слов и букв в Monotype. Хейли говорит об этом отчасти в шутку, но объясняет, что Гутенберг подражал существующей каллиграфии, используемой для библий и других церковных материалов, чтобы сохранить авторитетный характер исходных текстов путем копирования их внешнего вида.

По мнению Хейли, детектив по шрифтам должен знать историю шрифта и печати в целом, поскольку это позволит ему понимать все нюансы работы. Как и Финни, благодаря своим экспертным знаниям, Хейли был задействован в разрешении юридических вопросов и менее формальных споров. Он вспоминает ситуацию, когда «ведущий производитель в сфере высокой моды» обвинил небольшую компанию в копировании некоторых отличительных букв в своем логотипе (логотип, образованный из букв).

Исследование Хейли показало, что, на самом деле, все было наоборот. Детектив по шрифтам обнаружил, что небольшая компания использовала элементы данного шрифта с конца 1800-х годов, а «ведущий производитель» существует не так уж давно. Дело было урегулировано в досудебном порядке, и обвиняемая сторона приняла объяснение истца о допущенной ошибке.

(Существует длинный перечень судебных процессов, связанных с копированием шрифтов, которые быстро заходят в тупик из-за отсутствия в США законодательства по защите дизайна шрифтов как объекта авторского права. Хотя некоторые элементы дизайна могут быть тщательно запатентованы, а цифровые файлы шрифтов (как и программное обеспечение) могут быть защищены в соответствии с Законом об авторском праве в цифровую эпоху, что также может привести к многомиллионным выплатам. Стивен Хеллер обращался по данному вопросу в Wired в 2015 году.)

Хейли объясняет, что идентификация анахронизма или невозможности использования шрифтов - это вопрос знания дизайна, знания истории шрифта, [и] знания истории типографического сообщества». Другие дизайнеры шрифтов могут также помочь: «Это все еще относительно небольшое сообщество, поэтому довольно легко связаться с кем-то и спросить: «Это Вы его спроектировали?»». Так было с делом о шрифте Calibri в документе Шарифа, при рассмотрении которого дизайнер Лукас де Гроот предоставил прессе информацию из своего шрифтового цеха о сроках введения в действие шрифта Calibri: когда он находился в бета-тестировании и когда он стал доступен более широкому кругу пользователей. Де Гроот отметил, что впервые шрифт стал коммерчески доступен 30 ноября 2006 года, то есть спустя несколько месяцев после указанной в документе даты его создания.

Буква конкуренции

Хотя многие используемые сегодня типовые шрифты преимущественно были разработаны или базировались на буквенных формах периода 1500-1930 годов, детективам по шрифтам не требуется проводить разбирательства по вопросам о наиболее часто используемых шрифтах в судебных делах. Calibri от De Groot входит в число шрифтов, разработанных в 1980-х годах для общего офисного использования основными производителями операционных систем и производителями программного обеспечения. Компании, среди которых - Apple, Google и Microsoft, наняли дизайнеров, в том числе продуктивных Мэтью Картера (шрифты Georgia, Verdana и др.) и Стива Маттесона. Маттесон создал ряд широко используемых шрифтов для Kindle, Android и Barnes&Noble's Nook, а также руководил мегапроектами, в частности масштабными, насчитывающими более 100 000 символов шрифтами Noto от Google.

Маттесон также работал над пересмотром Times New Roman от Monotype, шрифтом, первая версия которого появилась в 1931 году для The Times of London под наблюдением легендарного типографа Стэнли Морисона. Шрифт Times прошел сквозь время и пространство, воплощается во многих вариациях и разновидностях, что делает его особым фаворитом среди детективов по шрифтам. Все потому, что фальсификаторы часто не могут разобраться в океане возможных вариаций шрифта Times, выбрав правильный, как и выбрать правильный интервал между символами.

Так случилось и в одном из наиболее известных случаев подделки: так называемых документов Киллиана, которые появились в 2004 году, а затем были обнародованы CBS News. Документы удостоверяли, что президент Джордж Буш, затем баллотировавшийся на переизбрание, получил привилегированное положение в 1972 и 1973 годах от ВВС Национальной гвардии, чтобы избежать исполнения некоторых служебных обязанностей. Заметки, которые, по словам источника, записал тогда покойный подполковник Джерри Б. Киллиан, появились в одной из версий шрифта Times. Но широкая публика могла видеть их только как переданные через поколения фотокопии, которые затем были отправлены по факсу и отсканированы для онлайн-отображения. Оригиналы документов якобы были уничтожены.

Для Финни и многих других сразу же стало ясно, что заметки созданы с использованием разноширинного, а не моноширинного шрифта или шрифта с ограниченным интервалом между текстовыми единицами, типичного для пишущих машинок того времени. Самые усовершенствованные электрические пишущие машинки того времени имели шаровую печатную головку - сферу, покрытую буквами с определенным шрифтом, которая вращалась при наборе текста, вместо использования отдельных литерных рычагов. Эти шары можно было извлечь, что позволяло применять разные шрифты и их размеры. Однако большинство пишущих машин все еще работало на моноширинных шрифтах, в которых каждая буква имеет одинаковую ширину. При этом создается сжатый символ «m» и очень широкий символ «i». Разноширинный шрифт допускает разную ширину для каждого знака, при этом они пропечатываются аккуратно и разборчиво.

Маловероятно, чтобы в офисах Киллиана была пишущая машинка, достаточно усовершенствованная, чтобы  иметь шаровую печатную головку с шрифтами Times, а также выдерживающая ограниченный пропорциональный интервал, который могли выдерживать лишь немногие пишущие  машинки того времени. Выяснилось, что в заметках также использовался кернинг - регулировка расстояния между конкретными парами букв – что достаточно легко для цифрового документа, но абсолютно недоступно для пишущих машинок. Помимо чисто механики, сын Киллиана сказал, что тот едва мог печатать, а его секретарь заявила, что не печатала записок.

В этом случае, Финни, используя руководства для пишущих машинок с возможностью пропорциональной печати, создал шрифты, которые позволяли ему сымитировать появление заметки. Эти шрифты использовали небольшое количество единиц, например 5, 9 и 18, и все символы должны были быть расширены или сжаты, чтобы соответствовать делению или полной ширине этих единиц. (Символ M был бы 18 единиц в ширину, а, например, символ i и в нижнем регистре мог бы быть всего 5 единиц). Это требовало от производителя пишущей машинки искажения букв и делало такие стили более узнаваемыми. Он не смог найти ни одного хорошего совпадения даже по межсимвольному интервалу, и тем более по шрифту. «Никто не мог идентифицировать устройство, доступное в то время, на котором можно было бы создать такие заметки, если только не фактическим набором» - говорит он.

Мельчайшие различия, ряд из которых был обнаружен экспертом, пытавшимся доказать подлинность заметок Киллиана, дали возможность предполагать, что, скорее всего, заметки были набраны не в Times New Roman от Monotype, которые распространяла Microsoft, а в Times Roman от Linotype, версии, лицензированной Apple и Adobe. Финни, к собственному удовлетворению, подтвердил это, набрав заметки на Macintosh с настройками по умолчанию и увидев, что они почти идеально совпадали с заметками Киллиана. Другие, как, например, Чарльз Джонсон из блога Little Green Football, сделали то же самое.

Killian_memos_MSWord_animated

Сравнение заметки Киллиана с документом Чарльза Джонсона в Microsoft Word.

Финни, кроме того, увидел еще одну небольшую подсказку: использование и неправильное использование порядковых сокращений «th» (как в «111th») и «st» (как в «1st»). «Th» и «st» отображаются тремя способами: в обычном шрифте следуют за номером или после пробела, следующего за номером, либо надстрочным индексом. Финни отмечает, что Word автоматически форматирует эти аббревиатуры в верхние индексы. Ввод пробела препятствует этому. Кажется, что машинистка документов Киллиана в некоторых случаях использовала пробел и забыла удалить его, а в других не заметила, что вставлен надстрочный индекс. «На шаровых печатных головках того времени также были надстрочные «ths», - отмечает Финни,- но они выглядели по-другому и их использование требовало особых навыков».

Финни называет заметки «вопиющей подделкой», хотя этому не существует ни одного объективного или стопроцентного доказательства. (Дэн Ратер, который рассказывал о заметках и ушел в отставку в самом начале инцидента, подал в суд на CBS, но иск был, в конечном счете, отклонен.)

Но Финни готов платить за свои слова. «У меня есть постоянно открытое предложение – я заплачу из своего кармана 1000 долларов любому, кто сможет воспроизвести устройство офисного уровня, доступное в 1972 году, которое сможет воссоздать окончания строк этих заметок», - говорит он. По его словам, он озвучивал это предложение на многих собраниях специалистов по шрифтам, и «никто никогда не пытался поймать меня на слове».

Большинство из раскрываемых экспертами фальшивок не очень сложны для наметанного глаза. Финни рассказывает о своей причастности к делу, которое он называет «Уважаемый раввин». Раввин Лонг-Айленда столкнулся с разногласиями в своей конгрегации после того, как его имя не появилось в списке выпускников школы, где, по его словам, он был посвящен в сан. Финни говорит, что ему также указывали на то, что раввин «не знал богословие настолько, насколько вы это могли бы ожидать от раввина».

После многократных нападок раввин представил члену совета факсом копию его свидетельства о Смихе или рукоположении, выданного в 1968 году. Оно было выполнено учреждением, которое закрылось, и записи которого были уничтожены в результате пожара. Приглашенный изучить Смиху, Финни быстро заметил, что весь документ был выполнен затейливой рукописной каллиграфией, кроме имени получателя, которое было выполнено шрифтом, похожим на каллиграфию.

Хотя дипломы и подобные документы когда-то писались вручную специалистом, большинство из них на протяжении веков печатались в массовом порядке (Гарвард начал печатать их в 1813 году) с пустым пространством, оставленным для имени получателя. Это имя обычно добавлялось либо каллиграфом, либо печатной машинкой тем же шрифтом, что и остальная часть диплома. Но диплом, написанный от руки, с пропуском, заполненным каллиграфическим печатным шрифтом? Крайне маловероятно. Финни также идентифицировал шрифт как Monotype Corsiva, который был выпущен в начале 1990-х годов, что делало хронологию в деле невозможной. Этот факт казался убедительным, но совет и конгрегация, по словам Финна, отказались от дальнейших действий, особенно когда раввин пригрозил судебным иском. Прошло время, состав совета изменился, и раввин переехал спустя несколько лет.

Даже если бы раввин точно подобрал шрифт, документ все равно имел бы другие указания на поддельность. «Даже если вы получите правильный шрифт, вы все равно далеки от подлинного результата», - поясняет Флориан Хардвиг, дизайнер из Берлина и редактор веб-сайта Fonts In Use, демонстрирующего и определяющего практическое использование шрифтов. До недавнего времени Хардвиг также регулярно отвечал на запросы людей, представляющих примеры шрифтов, которые они не могли распознать. Он отмечает, что цифровые шрифты регулярно получают крошечные обновления и настройки, и он располагает огромной библиотекой шрифтов, операционных систем и программного обеспечения для архивирования как можно большего количества промежуточных версий.

Хардвиг сообщил, что не только дизайн шрифта указывает на его возраст, но также и такие тонкие нюансы, как изменения в интервалах, создаваемых различными наборами горячего металла; отсутствие кернинга между неудобными парами букв, такими как «YA»; поддельный курсив, в котором формы букв наклонены цифровым способом (что невозможно выполнить обычным способом в аналоговом виде); необычные лигатуры (наборы букв типа «ffi», только менее распространенные, которые не были бы доступны в большинстве шрифтов); и даже узор, которым чернила распространяются по бумаге.

«Буквы были физически вдавлены в бумагу с помощью отлитого шрифта или набора из «горячего» металла строкоотливной наборной машины», - отмечает Хардвиг. «Дизайн букв будет слегка искажен или наберет чернил от впечатывания». Современные попытки воспроизвести такую печать слишком резкие, тонкие и точные. «Если вы хотите быть совершенным, вам реально нужно воссоздать весь процесс», - говорит Хардвиг.

Как у Google наконец появился дизайн

Нам никогда не узнать, сколько документов было подделано. На протяжении многих лет мы могли пропустить множество подделок - ведь споры получают достаточное для разоблачения внимание экспертов, только когда доходят до суда или средств массовой информации.

Однако Хейли отмечает, что, несмотря на усовершенствованные технологии, количество подделок будет уменьшаться. «Люди в наши дни все больше осведомлены о шрифтах, а также о том, что у них может быть история», - говорит он. Человек без типографских знаний может использовать такие сайты, как WhatTheFont, которые могут сопоставлять примеры с обширной библиотекой, хранящейся в MyFonts.

Но до тех пор, пока на карту поставлены деньги, власть или политическая выгода, детективы по шрифтам, любители и профессионалы будут продолжать развивать свои знания в области распознавания шрифтов.

Новейшее дело по шрифтам Финни, авторский иск, предъявленный Джастину Тимберлейку и другим, не зависит от таких тонкостей, хотя и включает в себя шрифт Engravers, первоначально разработанный в 1899 году. Истец утверждает, что авторы песен получили авторские права от неправомочной стороны, и впоследствии они пытались замаскировать это, отобразив разрешение текстом неразборчиво малого размера. Поскольку обвиняемые полагаются на уведомление о правах на вкладыше компакт-диска - помните такие? - и на коробке DVD, то его размер становится важным. Истцы утверждают, что крошечный размер упоминания авторства не позволил им или кому-либо еще определить, что песня, на полное право на которую они претендуют, использовалась с разрешения той стороны, которая, по их утверждению, не обладала такими правами.

Со штангенциркулем в руках, Финни заявил, что шрифт был всего пять точек в высоту - и был напечатан серым цветом на черном фоне. Для большего издевательства к уже имеющейся визуальной травме, серый цвет не был сплошным цветом, а скорее точечным шаблоном, используемым для имитации цветов, известных как полутоновые. В своем заявлении для истцов он написал: «Основываясь на моем анализе альбома и заметок на вкладыше DVD, я считаю, что содержание этих вкладышей очень трудно читаемо и вообще не предназначено для чтения».

Песня, о которой идет речь, появилась в альбоме, который собрал более 30 миллионов долларов, согласно иску. Кроме того, сообщается о 130 миллионах долларов дохода от тура в его поддержку. В случае победы истец, безусловно, лидера страны не свергнет, но ответчикам такой неразборчивый шрифт может стоить миллионы.

Добавить 1 комментарий

  • Ответить

    «…литейном цеху шрифта Monotype»… Интересно, что же конкретно отливал все эти годы г-н Томас Финни, сидя за компьютером в офисе? А «semiconductor foundry», вероятно, переводится, как «литейный цех полупроводников»? :))) Самое то для специалистов в консульских переводах, где ошибка в названии специальности или предмета в дипломе может отправить человека в посудомойки вместо квалифицированной работы…

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.