Генпрокуратура подала в суд на инвестфонд Минкомсвязи за то, что тот никуда не инвестировал c 2006

Развитие событий: Спонсорами университета "Иннополис" стали Н. Никифоров, Д. Свердлов, МТС, «Мегафон», Acronis и Parallels (27 мая 2015)

Инвестиционный фонд Минкомсвязи «Росинфокоминвест» не потратил государственные 1,5 млрд руб. на инвестиции. Вместо этого фонд разложил деньги на депозитах и тратил их на приобретение ценных бумаг — обнаружила проверка Генпрокуратуры. Материалы проверки переданы в Следственный департамент МВД для возбуждения уголовного дела, сообщают «Ведомости» со ссылкой на генпрокурора Юрия Чайку.

«Росинфокоминвест» получил 1,45 млрд руб. из государственного бюджета в 2006 г. Фонд был создан для инвестиций венчурных IT-проектов ещё Мининформсвязи (министерство, исполнявшее функции Минкомсвязи ранее) под руководством Леонида Реймана. Но инвестфонд так и не приступил к своим профильным обязанностям и не сделал ни одной инвестиции в венчурные проекты.

За свою историю фонд успели реформировать несколько раз. После прихода в министерство Игоря Щеголева в 2008 фонд перезапустили, но это не дало никакого результата. В 2013 г. фонд заявил, что меняет инвестиционную политику, но, что бы это ни значило, инвестиции с того момента так и не начались. Инвестпартнёры фонда рассказали «Ведомостям», что все предложенные перспективные проекты отвергались, т.к. у фонда были слишком жёсткие требования к проектам. Процедуру принятия решения максимально усложнили, объяснив это стремлением защитить государственные деньги.

В сентябре 2014 Счётной палате стало известно, что 1,5 млрд руб. из 4,7 млрд руб. субсидий, перечисленных Минкомсвязи строящемуся под Казанью IT-городу «Иннополис», находятся на депозите в банке «Ак барс». Процентный доход от вклада составил 41,3 млн руб. Остатки на счетах «Иннополиса» аудиторы объясняют некачественным планированием со стороны Минкомсвязи.

В ноябре 2014 новый гендиректор «Росинфокоминвеста» Павел Родионов заявил о начале новой реформы фонда. В марта 2015 фонд объявил, что его инвестиционные резервы переходят под управление ЗАО «Регион эссет менеджмент», раньше ими распоряжалась УК «Лидер». Кроме того фонд должен был сфокусироваться на крупных b2b-проектах, хотя ранее он должен был заниматься b2c сектором. Смена рынка была предпринята с учётом потребностей в «импортозамещении», объяснил Родионов и пообещал, что до конца 2015 г. фонд сделает не менее трех инвестиций в размере 50−150 млн руб.

Сам фонд и его пять сотрудников обошлись в 200 млн руб., сообщил Чайка, деньги тратили на зарплаты и содержание. Прокуратура уже предлагала президенту и правительству закрыть фонд и вернуть деньги в казну, однако профильный вице-премьер отверг эту инициативу. Пресс-секретарь вице-премьера Аркадия Дворковича объясняет, что фонд необходим государству для реализации импортозамещения в IT, его лишь нужно перепрофилировать.

Родионов в свою очередь заявил, что слова Чайки некорректны, т.к. из них следует, что фонд потратил 1,5 млрд руб. Родионов утверждает, что хотя «Росинфокоминвест» и не сделал ни одной профильной инвестиции, на сегодняшний день его активы составляют 1,265 млрд руб. Он говорит, что это не растрата, а управление свободными средствами, которые размещались на депозитах и вкладывались в ценные бумаги.

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Мы имели с ними дело, они сами нас зазывали и т. п.

    Предложение оказалось совершенно невозможным: они пытались переложить все риски на нас, обложить нас обязательствами так, что кредит в банке под высокий процент взять было гораздо проще и выгоднее. Но при этом они хотели ведь ещё и долю.

    При этом от одного раунда переговоров к другому их условия всё ужесточались и ужесточались. То есть процесс не сходился, а расходился.

    Естественно, мы отказались. Вероятно, то же самое сделали и все остальные потенциальные объекты инвестирования.

    В чём была причина — то ли боязнь ответственности и как следствие попытки обложиться защитой от рисков, то ли вообще прямое желание никуда не инвестировать по каким-то причинам — я не знаю.

Добавить 10 комментариев

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Недорогие сотрудники. Но вообще, управляющим фонда надо приготовиться — Юрию Аммосову, например, за неправильное назначение директора в московский венчур уже прилетело пожелание вернуть 5 млн рублей https://roem.ru/22−01−2015/179040/yurij-ammosov-zaplatit-5-millionov-rublej-moskovskomu-venchuru/

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    200 миллионов за 8 лет, то есть 25 миллионов в год.
    То есть по 5 миллионов на сотрудника в год, то есть по 400 тысяч рублей в месяц, с налогами. Ещё наверно, надо как-то учесть аренду. Или она отдельно?

  • Ответить

    Фонд существует 9 лет.

    Минкомсвязи, которое ищет 2 млрд на технопарк в Крыму, прикрывает лавку, в которой вертятся 1.5 млрд уже 9 лет подряд.

  • Ответить

    Эту сумму называют «затратами на содержание фонда», так что логично предположить, что аренда входит в эти деньги

    Адрес — Тверская 7 можно понять, но без площади затраты на офис — не понять.

    В любом случае, платить 8 лет людям, которые пытались — это достижение.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Мы имели с ними дело, они сами нас зазывали и т. п.

    Предложение оказалось совершенно невозможным: они пытались переложить все риски на нас, обложить нас обязательствами так, что кредит в банке под высокий процент взять было гораздо проще и выгоднее. Но при этом они хотели ведь ещё и долю.

    При этом от одного раунда переговоров к другому их условия всё ужесточались и ужесточались. То есть процесс не сходился, а расходился.

    Естественно, мы отказались. Вероятно, то же самое сделали и все остальные потенциальные объекты инвестирования.

    В чём была причина — то ли боязнь ответственности и как следствие попытки обложиться защитой от рисков, то ли вообще прямое желание никуда не инвестировать по каким-то причинам — я не знаю.

  • Ответить

    Как-то не доходят вести про врача который ходит 9 лет на работу и очень, ну очень пытается лечить, но никого не лечит.

    В гос секторе таких историй пруд пруди. Меня лично особенно умиляет история с оао Роснано и Plastic Logic.
    В прессе года три назад было только и слышно, что технологии почти «наши», продукция вот-вот пойдёт. Всем детям по читалке или даже две!

    Спустя время читаешь отчёт счётной палаты, деньги перевели — технологий не получили, производства нет.

  • Ответить

    Я посмотрел финасовые результаты их юрлица — фонд, отдавший средства в управление, получал стабильный минус около 30 млн рублей в год.

    С полутора миллиардами активов даже на депозите можно было получать 150 млн, даже с вычетом 25 млн на зарплаты — оставалась бы прибыль.

    Понятно, что там есть куча ограничений, но как мы видим:
    1. Они не соблюдались
    2. В ходе этого несоблюдения фонд, по сравнению с возможной доходностью, получил огромный убыток — капиталы должны были удвоиться даже при хранении на депозитах.

    То есть, кто-то, пользовавшийся этими деньгами, заработал полтора миллиарда.

    Я иногда жалею, что я не следователь, а простой журналист, если честно.

  • Ответить

    >Я иногда жалею, что я не следователь, а простой журналист, если честно.
    Я тоже).
    Нормальный бы чувак инвестировал всё то что капало бы с депозитов (минус аренда и зарплаты), тогда бы и фонд не уменьшался и инвестиции были бы. Но так похоже что нигде не делают. ((

  • Ответить

    > Меня лично особенно умиляет история с оао Роснано и Plastic Logic.

    А это, похоже, вполне стандартная история российских венчуров, даже оставляя за скобками вероятные откаты и распилы.
    Если не наобещаешь золотых гор, то денег точно никто не даст; с другой стороны, если наврешь с три короба, то, вполне возможно, дадут, даже понимая, что обещания сильно преувеличены — дадут в надежде что что-нибудь да получится, а спрашивать потом вряд ли кто будет.

    Потенциальные инвесторы привыкли делить обещания на три, поэтому искателям инвестиций приходится обещания на столько же умножать. Отсюда и получается «технологии почти «наши», продукция вот-вот пойдёт».

  • Ответить

    Зря на фонд наговаривают — инвестиции были, портфельные — в 2011 году куплены 9% акций Армады за 400 с гаком лимонов. Правда, соглашусь, лучше бы они и этого не делали. После переоценки акций Армады в связи со скандалами, сегодня фонд потерял на этом в расчете 4 к 1, то есть примерно 300 млн. рублей